Московская деньга Дмитрия Донского. 1352 – 1389 гг.

О начале чеканки монет в Великом Московском княжестве мы можем судить но одному из древнейших документов — докончанию  1381 г. великого князя Дмитрия Ивановича (1362-1389) с великим  князем рязанским Олегом Ивановичем (1350-1402), который со­держал в себе первое упоминание термина «деньга». Так как тер­мин «деньга» не встретился ни разу в летописных источниках, следователь­но, начало чеканки монет в Москве отнесли ко времени после Куликовской битвы 1380 г.

Хан Тохтамыш (1380-1399) захватил власть в Орде после того, как Ма­май был разгромлен. Осенью 1380 г. он известил через посла о своем во­царении Дмитрия Донского, а также других русских князей. Его власть была признана князьями, отослали посла обратно с почестями и подарка­ми. Зимой 1380 г. и последующей весной к хану были высланы киличеи, везущие ему дары, которые были также благосклонно приняты, с разно­образными почестями и вернулись из Орды в августе 1381 г. Летопись со­общает, что в связи с этим «…бысть на Руси радость великая». После уста­новления мирных отношений с Ордой князьями было решено восстановить мир и согласие также и между собой.

Что касается вопроса о возобновлении чеканки монет на Руси во вто­рой половине XIV в., то в одно время в нумизматических кругах укрепи­лось мнение, согласно которому чеканка русских монет была навязана ханами русским князьям, т. е. являлась вынужденной. С. Шодуаром выска­зывал эту точку зрения следующим образом: «Ордынское иго, налегши на Россию, сделало надобность в монете необходимою. Обязанность кня­жеств, состоявших под игом, платить дань принудила князей налагать по­дати на своих подданных, но подати должны были уже вносить не мехами, по-прежнему, а серебром для отправления в Орду». Также И. И. Кауфман считал, что чеканка русскими князьями монет была вынужденной, «поэто­му князья уклонялись от чеканки как от лишнего выражения своей зависи­мости. В конце XIV в., однако, вопрос о чеканке, по-видимому, обострился и обстоятельства заставили Донского подчиниться этому требованию та­тар (т. е. введению чеканных денег), по крайней мере, на время». Ильин писал: «Недостаток на Руси иноземных денег для сбора дани, по моему мнению, и был одною из основных причин, приведших к чеканке русской монеты». Но стоит заметить, что все эти предположения цитированных выше исследователей и других сторонников теории вынужденной чекан­ки никогда не ссылались на какие-либо исторические факты или источ­ники. Только Кауфман обратился к тексту Никоновской летописи 1399 г.: «Но еще к тому возхоте Витофт по всей Орде быти на денгах Ординских знамение Витофтово», а Едигей в свою очередь потребовал от Витовта: «И во всем твоем княжением на твоих денгах Литовских моему Ординському знамени быти». Но это летописное известие не только не подтверж­дает, а наоборот, опровергает мысль Кауфмана, так как в нем идет речь о попытках хана ограничить чеканку уже имевшихся в наличии монет ли­товского великого князя выражением на них вассальной зависимости — надчеканкой «знамения» хана, а вовсе не о введении чеканки монет. Также совершенно несостоятельной оказывается гипотеза о необходимости че­канки монет для уплаты дани в Орду. Ведь к моменту появления первых рус­ских чеканных монет во второй половине XIV в. русские уже более 100 лет платили дань татарам, однако монеты не чеканили и даже иностранную мо­нету имели в самом ограниченном количестве до второй половины XTV в. Дань, так называемый «ордынский выход», выплачивалась «серебром», т. е. слитками серебра. Клады с русскими монетами, которые относились бы ко времени татарского ига, вообще не встречаются на территории Орды. Не могло составлять никакого интереса для татар введение русской чекан­ной монеты по той причине, что оно только распыляло бы и задерживало серебро на Руси. Сбор дани деньгами был бы гораздо более сложным про­цессом и потребовал бы затем дополнительных действий: перечеканки или переливки, в то время как сбор дани безымянными серебряными слитка­ми был проще. Гипотеза о вынужденной чеканке русским князем монет получила распространение в связи с ложной и недолговечной теорией о якобы культурно-просветительской и прогрессивной роли татарского ига на Руси. В дальнейшем эта теория была полностью опровергнута. Ака­демик Б. Д. Греков совершенно справедливо поставил эпиграфом к своей работе «Золотая Орда и Русь» известные слова великого поэта А. С. Пушки­на: «Татары не походили на мавров. Они, завоевав Россию, не подарили ей ни алгебры, ни Аристотеля». Не «подарили» татары России и чеканки мо­нет. Таким образом, чеканка монет на Руси возникла по тем же причинам, по каким она возникала в любой другой стране.

Если проанализировать некоторые письменные источники того вре­мени, то в связи с начавшейся чеканкой монет в Москве ситуация склады­вается следующим образом.

Татаро-монгольское нашествие нанесло огромный урон, и Руси нужно было, пусть и медленно, но отходить от этих потерь, восстанавливать свою экономику, свой политический и военный потенциал. Ко времени вступ­ления на великое княжение Дмитрия Ивановича Донского, т. е. к середине XIV в., в этом процессе уже были видны значительные результаты. В этот период наступает перелом в развитии русского ремесла, на общем фоне подъема всей русской материальной культуры начинается его расцвет. Раз­витие внутренней торговли сочетается с установлением далеко идущих внешних торговых связей. Русские купцы поддерживали торговые отно­шения с Ганзой, с городами-колониями Южного Крыма — венецианским Сурожем (Судак), генуэзской Кафой (Феодосия) и т. д. Летописи отмечают оживление русских торговых связей с пограничными и соседними госу­дарствами в XIV в. Как свидетельствуют летописи, в XIV в. в Чехии покупа­ли тверские железные замки, расплачиваясь за них чешскими грошами. Этот факт свидетельствует о том, что основой развития торговых отноше­ний с соседними государствами становилось развитие русского ремесла. Высококачественная продукция русских ремесленников, экспортируемая за границу, вызвала приток и пополнение серебряных запасов на Руси. Это создает предпосылки, необходимые для осуществления монетно-денежной реформы.

Развитие и хорошее положение в областях русского ремесла, торговли и всей материальной культуры способствовало усилению политической и военной мощи. Также это вызвало и тенденцию к объединению рус­ских княжеств и городов вокруг Москвы. Деятельность по объединению московских князей привела к тому, что Дмитрий Донской вступил на великое княжение как глава союза русских земель. Открытая борьба с татарским игом, начатая Дмитрием Донским впервые после нашествия, еще более укрепила его положение, сделала его, выражаясь словами Ф. Энгельса, «представителем образующейся нации, в противоположность раздробле­нию ее на бунтующие части», В условиях подъема экономики и полити­ческого могущества введение собственной чеканной монеты стало насущ­ной необходимостью.

Для крупных платежей, таких как уплата дани татарам, междукняже­ские платежи, использовались серебряные слитки-рубли. Но столь круп­ная денежная единица не могла удовлетворять потребности в мелкой раз­менной монете, которая появилась в условиях развивавшейся торговли. Иностранные монеты, обращавшиеся на Руси, в силу своего ограничен­ного хождения тоже не могли служить удовлетворению таковой потреб­ности. Чеканку собственной монеты должны были повлечь за собой и борь­ба против татарского ига за независимость, возглавляемая Московским великим княжеством, и возвышение его политического значения и могу­щества, и само начало образования Московского государства.

Чеканка русских монет возобновилась почти после 250-летнего пере­рыва. Она началась в Москве осенью 1381 г. Московские монеты начали чеканиться на основе московского серебряного рубля-слитка. Вес первой московской деньги составил 2/3 веса золотоордынского дирхема. То есть три московских деньги равнялись по весу двум татарским дирхемам.

Чеканились эти монеты до лета 1382 г., после чего Дмитрий Донской решается на важный политический шаг — чеканке монет с изображением вооруженного князя-воина. Рисунок воина в профиль символизировал изображение князя. На той же стороне была надпись вокруг изображения «печать князя великого» (без упоминания самого имени князя), идущая по кругу, а на оборотной стороне — арабская надпись с именем царствовав­шего в то время хана Золотой Орды, как, например, «султан Абдулах» или «султан Тохтамыш Хан да продлит..,». Эта надчеканка на монетах имени царствовавшего хана для конца XIV и начала XV вв. и была одним из обыч­ных выражений вассальной зависимости русских князей от золотоордынского хана. Также чеканятся монеты с изображением человека, держащего за язык змею, на которых к великокняжескому титулу на аверсе добавляет­ся имя князя — «Дмитрий». И это не все — на реверсе именных московских денег с изображением князя-воина с топором и саблей вместо имени пра­вящего хана Тохтамыша появляется имя давно умершего хана Узбека. В Орде еще не получили требуемую дань, а тут еще и отказ от помещения имени суверена — золотоордынского хана Тохтамыша. Это было воспринято как вызов. Тохтамыш решил наказать московского князя, совершив каратель­ный поход на Русь. В конце лета 1382 г. Москва и другие города были со­жжены.

Именные монеты Дмитрия Донского сначала чеканились с сохранени­ем весовой нормы его первых анонимных монет, вес которых приравни­вался 0,98-1,03 г. То, что эти монеты были выпущены в малых количествах, если сравнивать с анонимными деньгами, говорит о том, что выпуск их продолжался совсем недолго. Когда же в Москве заметили снижение веса дирхема, последовавшего в ходе денежной реформы Тохтамыша 1380 г., то так же провели реформу — начали чеканить более легкие монеты ве­сом 0,91-0,95 г. При этом преследовалась цель сохранения весового ра­венства трех московских денег двум татарским.

Средний вес именных московских денег Донского с изображением пе­туха равен 0,86 г, притом, что нормой бьш вес 0,93 г. Последние анонимные монеты Дмитрия Ивановича с обеими русскими сторонами, чеканенные в конце его княжения, имеют тот же вес, что и монеты с петухом.

Вполне достоверных денег Дмитрия Донского издано и описано всего 44 экземпляра. Монеты Дмитрия Донского делятся на четыре типа исходя

из изображения на лицевой стороне. Первый тип содержит изображение человека по пояс, с секирой и саблей; на втором — человек по пояс, в профиль, держит за вытянутый язык раскрывшего пасть змея, тело которого обвивает человека; на третьем типе монет находится погрудное изображение человека в профиль, с саблей в руке; на четвер­том помещено изображение петуха с маленькой звездочкой под ним и несколькими шариками под клювом.

Изображение на монетах всех типов окружает надпись среди двух ли­нейных ободков «Печать князя великого Дмитрия». Самыми ранними из монет Дмитрия Донского, а, следовательно, и вообще удельных русских монет, судя по имени хана Абдулаха, являются монеты с изображением человека с секирой и саблей. Остальные типы монет имеют на оборотной стороне имя хана Тохтамыша, что доказывает продолжение чеканки мо­нет Дмитрием Донским в течение всего его княжения. Наиболее поздни­ми из монет Дмитрия Донского признаны монеты с изображением пету­ха, так как такие же изображения встречаются и на монетах его сына Василия Дмитриевича. Чеканка именных монет с «князем-воином», скорее всего, была прекращена именно после сожжения Москвы войсками хана Тохтамыша, по его требованию. Таким образом, с осени 1382 г. московски­ми властями выпускаются в обращение именные деньги не с «героическим», не «воинственным» оформлением монетного поля, а с нейтральным — изображением петуха и маленького четвероногого существа над ним. Вряд ли возможно видеть в вооруженных людях или борьбе человека со змеей, начеканенных на монетах, символическое изображение борьбы с татарами. Но бесспорно, что с самого начала своего появления изобра­жения на русских монетах имеют своеобразный характер и не являются заимствованными от иностранных монет, так как на татарских монетах вообще, как правило, чеканились только надписи и плетеные тамги. Изображения же льва на пражских грошах и головы в профиль на шведс­ко-немецких артугах не имеют ничего общего с изображением на москов­ских монетах.

Техника чеканки монет оставалась почти неизменной на протяжении всего удельного периода. Это можно проследить и по самим монетам, и по изображениям на них, а также по древнерусским миниатюрам. Удельные монеты имеют продолговатую форму, а не круглую, как татарские. Штамп часто не занимает всей площади монеты, оставляя большие неровные поля. Почти на всех экземплярах с нормальным весом с одной или с двух сто­рон имеются следы обруба. Следовательно, монеты чеканились, не как та­тарские, из заранее заготовленных кружков, а из расплющенных в тонкую пластинку слитков серебра определенного веса — рубля. При таком спо­собе чеканки вряд ли возможна была юстировка каждой монеты, но сама чеканка из слитка определенного веса обеспечивала правильность веса мо­нет, т. е. всего количества монет, которое получалось из данной весовой единицы.

Пуансон изготавливался обычно круглой формы. Все рисунки и надпи­си на нем врезаны вглубь, поэтому на монетах они всегда получались на­оборот выпуклые. Для более тяжелых денег штамп резался глубокими и толстыми штрихами, для легких — тонкими. Дополнительная надчеканка делалась от руки иглой или другим тонким острым инструментом. Ниж­няя матрица неподвижно укреплялась в наковальне, а верхняя накладыва­лась сверху. Между ними помещался вытянутый в прут и расплющенный кусок слитка. Одного удара молотком по верхней матрице было достаточ­но для превращения этого куска слитка в монету, После этого от серебря­ного прута отрубался новый кусок, расплющивался и вставлялся между матрицами. Изображения на монетах отличаются реализмом, разнообра­зием и отражают различные политические тенденции и устремления кня­зей, а также показывают высокий культурный уровень денежников.

Летописные источники не выделяют для времени Дмитрия Донского и вообще для второй половины XIV в. ремесленников-денежников. По всей видимости, чеканка монет была совместительством серебряных дел мас­теров: «весцев» и «ливцев». Было доказано, что чеканка монет являлась по существу княжеской прерогативой и бралась на откуп серебряных дел ма­стерами у князя.

Для русской удельной монетной системы, как и для всех других средне­вековых монетных систем, постепенное снижение веса монет было ха­рактерным. Это постепенное снижение носит весьма закономерный и целе­направленный со стороны правительства характер и совершается в интересах фискальной эксплуатации, так как при постепенном снижении веса номи­нальная стоимость монеты оставалась прежней, а реальный вес серебра в ней уменьшался, что способствовало пополнению казны. Так же обстоя­ло дело и в удельной Руси. Удельные монеты на протяжении всего их су­ществования постоянно снижались в весе. Разница в весе служит одним из основных признаков датировки, в особенности для монет одного кня­жества. Однако для времени Дмитрия Донского понижение веса монет было, по всей видимости, весьма незначительным, так как увидеть его пред­ставляется трудной задачей. Первое значительное снижение веса монет, как доказано исследователями, произошло при Василии Дмитриевиче пос­ле 1410 г. Для княжения Дмитрия Донского вес монет в 0,92 г сохраняется в качестве нормы. Это объясняется, вероятно, тем, что монетное дело на Руси было нововведением и князь просто пока не знал, что можно было из этого извлекать максимальную выгоду.

Мой блог находят по следующим фразам

2 комментария on "Московская деньга Дмитрия Донского. 1352 – 1389 гг."


  1. Спасибо за интересную информацию, однако отдельные моменты вызывают недоумение. Например, уверены ли Вы, что правильно употребляете в тексте термин «надчеканка»? Кроме того, «плетёные тамги» — вовсе не тамги, а всего лишь «узел счастья», элемент орнамента, не несущий смысловой нагрузки, подобной той, что заложена в изображение «настоящих» тамг, являющихся символами власти конкретного правителя.

    Ответить

  2. Спасибо за статью. Но изображение петуха не «нейтральное изображение», а христианский символ новой жизни, новой эпохи. (Вспомните из Библии слова Христа апостолу Петру, что трижды отречешься, до того как пропоет петух).
    И это знаменательно и символично для чеканки после сожжения Москвы Тохтамышем.

    Ответить

Добавить комментарий для Евгений Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *